Статьи

Для человека нет ничего худшего, чем переживать горе, несчастье. Тем более если оно тебя снова постигло. Именно так произошло со мной через полгода. 3 10 мая 2006 года из родного поселка Турбів відвіз сорок ульев в соседнее село Сиваківці для лучшего медосбора. Почти каждый день туда наведывался. Так было и 22 июня: осмотрел бджолосім’ї, а уже на следующий день меня сообщили, что возле моих ульев много мертвых пчел. Когда их осмотрел, то понял, что они отравлены. Об этом заявил в сельский совет и милицию. Выяснилось, что 22 июня 2006 года возле 20 часа СТОВ «Си-ваківське'» обрабатывало отрутохімікатами почти стогектарну плантацию гороха. Об этом руководстве хозяйства не сообщило ни сельский совет, ни меня. Лишь на следующий день после возделывания это осуществило.

Рабочие пчелы во всех моих 40 ульях погибли, через это

мне был причинен материальный вред почти на 10 тысяч гривен. Через гибель пасеки перенес сильный нервный стресс, поднялось артериальное давление и пришлось лечиться, тратя на медикаменты немалые средства. Словом, моральная жаль обошлась мне в 1700 гривен.

Надеялся, что хозяйство «Сиваківське» мне компенсирует причиненный вред. И не так произошло, как думалось. Оказалось, что довести это зло сложнее, довготриваліше, чем надеялись. Правда, оперативно отреагировали работники Липовецької районной милиции. их представители от каждого улья отдельно взяли в полиэтиленовые пакеты по горстке погибших пчел, а также обработанные химикатами растения гороха, который буйно был зарос ріпаком, свиріпою, которые именно притягивают пчел для медосбора. Было проведено в Винницы соответствующую ветеринарную экспертизу, которая удостоверила, что пчелы погибли от отрутохімікатів.

После этого я обратился с иском против Липовецького районного суда, требуя возмещение за убытки от хозяйства «Сиваківське».

Долго длилось рассмотрение этого гражданского дела. Несколько раз откладывали заседание: то ответчик, то адвокат на него не появились. Аж 11 ноября 2007 года собралась нужна «команда». И состоялось судебное заседание. И практика такая, что крестьянин, который надеялся на справедливость, удовлетворение исковых требований не в силе добиться. Так произошло и со мной. Суд по сути стал на сторону ответчика. Считаю, что безосновательно. Во-первых, директор хозяйства заявил, что работы с использованием средств защиты растений проводились вечером, т.е. в 20 часов, когда якобы пчелы уже не летают. И это не соответствует действительности. В такое время еще солнечно до 21 часа и пчелы работают. Но, к сожалению, суд не взял это к вниманию. Во-вторых, суд не признал ветеринарную экспертизу, проведенную Из июля 2006 года, дескать, она осуществлена с нарушением соответствующих правил. Согласно им, если есть подозрение на отравление пчел, в ветеринарную лабораторию следует направлять 400-500 трупов пчел из каждого улья, а не горстку, по 200 граммов відкачаного меда, а также 500-

Опубликовано на сайте 31 мая 2010 12:02 ДП