Публикации 2

был даже не в плодных майских матках Ханафи Яруллина, а в самом факте, что предводительниц улья — обращаю внимание, не принцесс, а уже повенчанных на царство, готовых к продлению пчелиного рода — в холодных российских регионах можно выводить в те же сроки, в которые они поступают из южных питомников. Тем не менее, по всей России на пасеках «слезы и плач Ярославны»: «Дайте среднерусских маток! Когда будут среднерусские матки?» Не дождавшись ответа, многие выписывают маток из южных питомников… Суворов перед штурмом, казалось, неприступных горных твердынь швейцарских Альп вдохновлял своих чудо-богатырей: «Где пройдет олень, там пройдет солдат, где пройдет солдат, там пройдет целая армия». Посильное для Яруллина можно осуществить и на других российских пасеках. Но почему не осуществляется, все ограничивается слезными жалобами на преграды обстоятельств?
За половину века прошлого столетия, плюс за 15 лет перестройки, реформ, большие столоначальники российского Пчело-прома столько раз обещали наладить массовое производство среднерусских маток, осуществлением этой проблемы предписывалось заняться пасекам Института пчеловодства, Орловской, Башкирской опытным станциям, сибирским спецхозам, что пора на эти посулы махнуть рукой. Как сделал это Ханафи Яруллин и многие другие практики, и занялись          выведением
предводительниц пчелиного рода сами.
Государственных распоряжений, циркуляров, директив и программ много. А конкретные меры российских пчелоначальни-ков сводятся к регулярным сборам региональных специалистов и ученых на всякие конференции, семинары, выставки, другие казенные мероприятия. Собираются то в Самаре, то в Перми, то в Липецке, то в Казани…
За годы последних преобразований лично я был на трех таких собраниях. В речах воды льют ведрами, бочками, цистернами, но стабильнее всего обращают внимание на то, что количество пчелосемей в стране сокращается. Указывается мера: немедленно наращивать пасеки! После войны в самый пиковый год количество семей на российских пасеках достигло почти 7 миллионов, сейчас осталось вдвое меньше — чуть больше 3 миллионов ульев. В глаза бросается одна заковыристая деталь: на каждом таком тол-ковище приводят цифры, что пчел осталось меньше, чем было во время прошлой встречи. Каждый год недосбор — 100-200 тысяч семей. За последние 15 лет число пчел на российских пасеках сократилось на миллион с лишним ульев Россия, когда-то славная как великая «медо-текучая» держава, сейчас на одного россиянина набирает 300 г меда. Это в среднем. А большинство россиян чай с медом пьют не вприкуску, не вприглядку, а понаслышке. Не в том ли одна из причин низкой продолжительности жизни российских жителей, что из рациона исключен самый целебный из продуктов — мед?

Опубликовано на сайте 18 Июн 2011 2:41 ПП

Ремонт и услуги сантехника StroiBravo.